Katsuhiro Yamazumi: Expansive Agency in Multi-Activity Collaboration

Этот текс представляет собой перевод фрагмента статьи японского учёного, одного из руководителей проекта «Новая школа» (New school), направленного на разработку «гибридных» (учебных-внеучебных) форматов работы со школьниками, основанных на методиках проектного, кросс-возрастного и группового обучения. Проект направлен на ознакомление школьников с практической деятельностью локального сообщества и их участие в реальных работах. Проект реализуется в тесном сотрудничестве начальных школ, студентов педагогических направлений, сотрудников местных предприятий и общественных организаций, а также исследователей, сопровождающих эту работу на основе методологии экспансивного обучения (expansive learning).

Текст позволяет составить общее представление о названной методологии и точках её приложения в сфере школьных инноваций. Перевод некоторых терминов даётся как калька англоязычных. В конце текста вы найдёте несколько ссылок на русскоязычные публикации исследователей, работающих в рамках методологии школы Энгестрёма.

В 1999 году я и мои коллеги опубликовали японское издание наиболее важной работы Урио Енгестрёма (Yrjo Engeström) «Learning by Expanding: An Activity-Theoretical Approach to Developmental Research» (текст на анг.), опубликованной в 1987 г. [4] Эта публикация стала важным шагом в знакомстве с теорией деятельности для японских ученых и практиков в области гуманитарных и социальных наук, интересующихся новыми теориями обучения. В предисловии к японскому изданию, Энгестрём [4, c. i] четко обозначил центральный тезис своей работы:

«Learning by Expanding» это книга о коллективной творческой деятельности. Мой тезис в том, что мы, как человеческие существа, должны быть в состоянии преобразовать наши институты и практики способами, которые мобилизуют умственные способности и энергию всех участников. Творчество здесь понимается как участие в такой коллективной трансформации практик. Теории обучения в основном пытаются объяснить изменения человеческого поведения и познания, и почти не касаются вопроса о том, как люди могут изменить себя в процессе изменения существующих обстоятельств. Вот почему сегодня так необходима новая теория «экспансивного» обучения. <…> Эта книга также о «многоголосии» (multi-voicedness) и создании сетей (building networks) между различными системами деятельности (activity systems). В условиях нарастающей глобализации экономики, экспансивное обучение должно изучаться и поддерживаться как движение и сотрудничество через различные национальные и культурные границы».

Этот новый тезис связан с переходом к третьему поколению теория деятельности. [2] Её создание было вызвано разнообразием и диалогами между различными традициями или перспективами (точками зрения). Она была разработана как концептуальный инструмент, чтобы понять диалог, разные точки зрения и сети взаимодействующих систем деятельности. Первое и второе поколение теории деятельности, разработанные Львом Выготским и Алексеем Леонтьевым, имели известные ограничения в силу их сосредоточения на одной системе деятельности в качестве единицы анализа человеческой деятельности и практики. Третье поколение данной теории ставит своей целью расширить единицу анализа до «взаимодействующих систем деятельности, имеющих общий объект как минимальную модель» [5, с.136]

C 1990-х годов (периода, отмеченного дальнейшим углублением процессов глобализации во всех сферах человеческой деятельности, даже если такая деятельность физически ограничивается локальными районами) экспансивное обучение приобретает всё большую значимость в создании новых форм деятельности. В мире человеческой деятельности всё чаще преобладают «продольные» диалогические отношения сотрудничества между несколькими системами деятельности. В терминах теории деятельности, эти системы занимаются «убегающими объектами» («runaway оbjects»), то есть, масштабными объектами, частично разделяемыми между этими сложными, распределенными сферами деятельности. [6, 7, 8] Подобные партнёрства и альянсы необходимы для переосмысления и расширению потребительской ценности (use values) этих объектов деятельности, но ими крайне сложно управлять и поддерживать их. Именно здесь особое значение приобретают возможности и вызовы совместного обучения (collaborative learning). Такое обучение может быть охарактеризовано как межорганизационное (interorganizational) [5], сосредоточенное на трансформации разделяемых объектов (shared objects) и создание новых форм деятельности между различными системами деятельность.

<…>

Энгестрём [7, 8] анализирует распределенное взаимодействие (distributed interagency) имеющее место в работе современнs[ организаций, например, в экспансивном обучении медицинских специалистов в учреждениях здравоохранения. В этом практической кейсе медики из Хельсинки, невзирая на институциональные границы, были вовлечены в лечение пациентов с хроническими множественными заболеваниями, что было необходимо для устранения противоречий в комплексном уходе за этими пациентами. Различные специалисты способствовали изменению методов работы в пользу развивающихся организационных форм (так называемый «negotiated knotworking» [9] через микоризомо-подобную деятельность (mycorrhizae-like activities) [8].

Работа сегодня становится все более взаимосвязанной, гибридной, появляются формы организации без жёстких институциональных границ. Чтобы подчеркнуть важность горизонтальных и разнонаправленных связей в жизни человека, вовлеченного в такие исторические изменения, Энгестрём [8] вводит термин «микориза» («mycorrhizae»), для обозначения организации деятельности, ориентированной на «убегающие объекты», которые рассматриваются как альтернатива понятию «ризомы», предложенному Жилем Делёз (Gilles Deleuze) и Феликсом Гваттари (Félix Guattari). «Микоризотические» образования – это симбиотические ассоциации мицелия гриба с корнями высших растений. Такие образования - это «одновременно и живой процесс расширения (или образования соединений в пучках) и относительно прочная, стабильная структура». [8, с. 12]

«Knotworking», который также рассматривается как переходная форма совместной работы, относится к частично импровизированным формам интенсивного взаимодействия между партнёрами, которые в основном слабо связанны между собой, но участвуют в решении проблем и быстром конструировании решения, когда этого требует их общий объект. В knotworking нет фиксированного центра управления и контроля. Распределенное взаимодействие (distributed agency) происходит в организационных формах типа «knotworking», которые позволяют решать проблемы и принимать решения в ситуациях, где «комбинации людей и содержание заданий постоянно меняются». [9, с. 353] Такое взаимодействие является ценным в продвижении и реализации инициатив, которые должны непрерывно трансформироваться и требуют децентрализованного руководства.
Участники и представители различных областей участвуют сетях и за пределами своих организаций занимаются поисками инноваций в сотрудничестве. В таких организационных формах, как утверждает Энгестрём, суть взаимодействия описывается формулой «связывать и отвечать взаимностью» («connect and reciprocate»). Этот императив нового типа взаимодействий принципиально отличается от исторически предшествующих ему «командовать и контролировать» («control and command») для менеджмента и «сопротивляться и защищаться» («resist and defend») для работников в иерархической организации, и «использовать и максимизировать прибыль» в условиях рыночной организации. В них учёт эффективности и ценности сотрудничества отсутствует или существенно ограничен.

Экспансивное обучение в школе [1, с. 255] сосредоточено на конструирование нового «расширенного» объекта обучения, посредством связывания следующих контекстов: контекст «критичности» (context of criticism) (способность не поддаваться конформизму, ставить вопросы, находить противоречия и обсуждать их), контекст «открытия» (context of discovery) (способность экспериментировать, моделировать, символизировать (symbolizing) и обобщать), и контекст практического социального применения (context of practical social application) (социальные значимость и релевантность знаний, участие в общественной жизни (community involvement), и приоритет практичности). Это своего рода «расширение» объекта происходит в процессе взламывания «изолированности (encapsulation) школьного обучения», его сосредоточенности на учебном материале и, таким образом, предполагает качественную перестройку всей деятельности системы школьного обучения.

Этот «расширяющий» переход к новой деятельности системы школьного обучения является «длительным, распределенным процессом, а не разовой трансформацией, навязанной извне» [1, с. 256], представляет собой обучение через коллективную и рефлексивную самоорганизацию по принципу «снизу вверх». Важно, что коллобаративная самоорганизация проявляется в «создании сети обучения, которая выходят за рамки институциональных границ школы», в превращении школы в «коллективный инструмент». [1, с. 257]. Иными словами, экспансивного обучения для реализации инноваций в школе вовлечение учителей, детей и прочих участников в обучение как в совместное, самоорганизующиеся процессы преобразования деятельности школы изнутри (itself from within).

Этот вид обучения для преобразования деятельности школы система мотивирует школьное сообщество вовлекаться в экспансивном развития школьного обучения: расширение объекта школьного обучения, включая создание множественных контекстов обучения, прорыв изолированности школьного обучения, и в конечном итоге, формирование и создание совместных самоорганизующихся продвинутых сетей обучения (networks of learning), преодолевающих институциональные границы школы. Таким образом, люди в школе становятся коллективным учащимися, которые готовы сделать школьную инновацию вместе и стать агентами этих изменений, превращающими свою школу в коллективный инструмент для себя самих. Экспансивный подход к обучению открывает качественно новые возможности для новой формы осуществления нововведение, называемой «школа как агента изменений». Она включает в себя коллаборативную самоорганизацию и создание сетей знаний для трансформации традиционного школьного обучения и педагогической практики.

 1. Engeström Y. (1991b). Non scolae sed vitae discimus: Toward overcoming the encapsulation of school learning. Learning and Instruction: An International Journal, 1, 243–259.
2. Engeström, Y. (1996b). Developmental work research as educational research: Looking ten years back and into the zone of proximal development. Nordisk Pedagogik: Journal of Nordic Educational Research, 16, 131–143. 3. Engeström, Y. (1999b). Communication, discourse and activity. Communication Review, 3, 165–185.
4. Engeström, Y. (1999f). Learning by expanding: Ten years after. Foreword to the Japanese edition of Learning by Expanding. Tokyo: Shin-yo-sha (in Japanese).
5. Engeström, Y. (2001). Expansive learning at work: Toward an activity theoretical reconceptualization. Journal of Education and Work, 14(1), 133–156.
6. Engeström, Y. (2005b). Introduction. In Y. Engestrom, J. Lompscher, & G. Ruckriem (Eds.), Putting activity theory to work: Contributions from developmental work research (pp. 11–17). Berlin: Lehmanns Media.
7. Engeström, Y. (2005c). Knotworking to create collaborative intentionality capital in fluid organizational fields. In M. M. Beyerlein, S. T. Beyerlein, & F. A. Kennedy (Eds.), Collaborative capital: Creating intangible value (pp. 307–336). Amsterdam: Elsevier.
8. Engeström, Y. (2006b). Development, movement and agency: Breaking away into mycorrhizae activities. In K. Yamazumi (Ed.), Building activity theory in practice: Toward the next generation (Vol. 1, pp. 1–43). Osaka: Center for Human Activity Theory (CHAT), Kansai University.
9. Engeström, Y., Engestrom, R., & Vahaaho, T. (1999). When the centre does not hold: The importance of knotworking. In S. Chaiklin, M. Hedegaard, & U. J. Jensen (Eds.), Activity theory and social practice (pp. 345–374). Aarhus: Aarhus University Press.

См. также:

Арчакова Т.О. Сотрудничество для развития. (читать далее)
Бэкхёрст Д. К вопросу об эволюции теории деятельности // Культурно-историческая психология. 2006. №4. – С. 79–84. (
читать далее)
Виноградова Е.М., Корепанова И.А. Концепция У. Энгестрёма – вариант прочтения теории деятельности А.Н. Леонтьева // Культурно-историческая психология. 2006. №4. (
читать далее)
Дэниелс Г. Скрытое опосредование и коммуникативная деятельность в учреждениях [Электронный ресурс] // Развитие и применение теории деятельности: реструктурирование социальных практик. (
читать далее)
Саннино А. Теория деятельности как основа для активных преобразований и интервенций. (
читать далее)
Сафронова М.А. Реферативный обзор «Развитие идеи опосредования Л.С.Выготского в прикладных исследованиях и практике образования: модель треугольника». (
читать далее)
Энгестрём У. Формирование комплексных понятий в «горизонтальном» измерении: связь между различными сферами деятельности [Электронный ресурс] // Развитие и применение теории деятельности: реструктурирование социальных практик. (
читать далее)

Комментариев нет:

Отправить комментарий